В Японии нашли пятую главу "Повести о Гэндзи", самого старого в мире романа
МОСКВА, 11 окт – РИА Новости. Рукопись пятой части "Повести о Гэндзи", которая считается самым старым в мире романом, нашли в доме потомков японского феодала, сообщает The Guardian. "Повесть о ...

Новый сезон Мичуринского театра откроет спектакль по повести Шукшина
Постановку приурочили к 90-летнему юбилею легендарного актера, режиссера и писателя. Режиссером спектакля стал Николай Елесин, он интерпретировал «Калину красную» как свободное ...

Советский «Вий» попал в топ лучших хорроров в истории
Известный фильм режиссера Георгия Кропачева «Вий», который был снят еще в 1967 году по мотивам мистической повести Николая Гоголя, вошел в рейтинг лучших фильмов ужасов в истории. В рейтинге, ...

Первый трейлер фильма «Поворот» по повести Генри Джеймса
В сети появился первый трейлер хоррора «Поворот» — экранизации повести Генри Джеймса «Поворот винта». Оригинальный сюжет рассказывает историю молодой гувернантки, которая приезжает в ...

Фильм по одноимённой повести братьев Вайнеров «Гонки по вертикали» на ННТВ
Фильм снят по одноименной повести братьев Аркадия и Георгия Вайнеров. Следователь и закоренелый преступник… Схватка характеров…Борьба идей…И личная драма – у каждого своя… Андрей Мягк ...

В Токио ученым удалось обнаружить пятую часть рукописи «Повести о Гэндзи»
Это рукопись «Повести о Гэндзи», которая рассказывает о жизни сына императора. «Повесть о Гэндзи» — это роман-моногатари, который входит в число величайших произведений японской литературы.

Статуя Командора
# 25042055

Статуя Командора

25 р.

«– Ну вот, Анюта, наши места! – произнес высокий горбоносый мужчина лет тридцати пяти, откатывая дверь купе спального вагона и пропуская спутницу

Спутница, отводя от лица сухой белокурый локон, неуверенно скользнула в полутемное пространство, душноватое и таинственное, какими всегда бывают купе перед отправлением поезда

Молодая женщина держалась не совсем так, как ведут себя обычные пассажиры, привыкшие к устройству и быту поездов

Мужчина сноровисто вынул из чемодана ее халатик, косметичку, отороченные мехом плюшевые тапки — все новое, без единой пылинки из прежней жизни, и, убрав багаж, взял ее руки обеими своими

На безымянных пальцах пары блеснули одинаковые, тоже новенькие, обручальные кольца…"

Она была как будто слепая или абсолютно не верила своим глазам, прозрачным и влажным, будто тающий лед

Потрогала столик, прежде чем поставить на него маленькую лаковую сумку

Прежде чем сесть на диванчик, погладила его чуть дрожащей ладонью, бледной в полумраке, будто разбавленное молоко

100