Власть вызывает отвращение, общество же вызывает грусть
Про политическую ситуацию в России хочется писать подробно и разумно, но это трудно. Трудно по двум ...

Общество: Российская армия освоила новый вид наступления
На учениях «Центр» под Оренбургом, за которыми наблюдал Путин, вооруженные силы продемонстрировали новую ...

Марина Юденич: «Гражданское общество есть и оно не верит власти»
В гостях у Андрея и Юлии Норкиных писатель, правозащитник Марина Юденич - о своем творчестве, свободе в Интернете, протестных событиях ...

Общество: Расстрел полицейских в метро Москвы требует от МВД серьезных выводов
Перестрелка между полицейскими на станции московского метро «Рязанский проспект» вызвала массу вопросов.

Гражданское общество вступилось за Устинова, пока «оппозиция» бездействовала
Российское гражданское общество пытается добиться освобождения 24-летнего актера Павла Устинова, осужденного на три с половиной года за ...

Общество готово к серьезным изменениям в сфере абортов
6-8 сентября в Москве работал ежегодный слет активистов набирающего обороты всероссийского общественного движения "ЗА ЖИЗНЬ!", ставящего ...

Россия Грузия После Империи Сборник Статей
# 352421317

Россия Грузия После Империи Сборник Статей

491 р.

В сборник вошли научные, литературные, публицистические материалы и интервью культурологов и литературоведов из разных стран (Германия, Грузия, Польша, Россия, США и др.), а также наблюдателей постсоветских трансформаций русско-грузинских отношений

Главная задача исследований — выделить в рамках междисциплинарного и международного диалога актуальные темы и ракурсы моделирования новой реальности этого литературно-культурного поля

Если в советскую эпоху этот миф способствовал почти ритуальному изучению истории взаимоотношений двух народов, то начиная со второй половины 1980-х годов именно он стал своего рода фундаментом для политического, военного, а также, как тогда казалось, и культурного размежевания некогда…

Именно литература предоставила полезный материал, позволивший заглянуть за кулисы геополитических нарративов, так как политически значимые мыслительные категории являются неразрывно связанными как с литературными образами России и Грузии, так и с русско-грузинским мифом

100